Курсы валют: USD1 USD: 2.4399 EUR1 EUR: 2.7547 RUB100 RUB: 3.4301 (Обновлено: 09.07.2020 в 16:23:00)Результаты торгов на фондовой бирже: USD1 USD: 2.4332 EUR1 EUR: 2.7541 RUB100 RUB: 3.4319 : 1.0000 : 1.0000 : 100.0000 (Обновлено: 09.07.2020 в 16:23:00)Ставка рефинансирования: bank7.75% (01.07.2020);

Деньги закончились

1173
6 минут
Деньги закончились

Многие белорусские компании в этом году почувствовали, как заметно «похудели» их счета, а у некоторых – они и вовсе опустели, что поставило под угрозу дальнейшее существование таких предприятий

Алесь Герасименко, «Дело»

 

Прибыль со слезами на глазах

Согласно оперативным данным Белстата, в январе-феврале текущего года по сравнению с аналогичным периодом 2014-го рентабельность продаж в целом по экономике (без учета банков, страховых, бюджетных организаций, частных микро- и малых предприятий) выросла на 2,1 процентных пункта (п. п.) до 8%. Темп роста выручки от реализации составил 113,5% (что, кстати, выше темпа роста себестоимости – 110,1%), а прибыль от реализации и вовсе увеличилась более чем в полтора раза. Вот это результат!

Правда, одновременно чистая прибыль организаций упала почти в два раза до Br2,76 млрд. Убыточными были признаны 1 874 организации (или 24,1% от их общего количества). По сравнению с аналогичным периодом 2014 года доля проблемных компаний увеличилась в большинстве отраслей: в сельском хозяйстве с 8,6 до 14,6%, в строительстве – с 19,1 до 26,9%, торговле – с 22,3 до 29,2%, в промышленности – с 28,8 до 35,9%. Сумма чистого убытка таких организаций выросла в 3,3 раза (!) до Br12,3 трлн.

Парадокс? Только на первый взгляд. Разнонаправленное движение основных финансовых показателей стало следствием очередной девальвации, при которой рост выручки экспортеров в рублевом выражении лишь расширил налогооблагаемую базу, но не улучшил конечный финансовый результат. Раздутые налоги вкупе с подорожавшим импортом «съели» прибыль.

Подобные метаморфозы мы проходили во времена девальвационных витков в прежние годы. Это уже не новость.

«Черные дыры»

В январе-феврале сумма чистого убытка в расчете на одну убыточную организацию увеличилась в 2,6 раза, то есть, совокупный по экономике убыток прирастал не столько за счет роста числа убыточных предприятий, сколько за счет увеличения финансовых потерь тех, кто и ранее был убыточным. Благодаря господдержке многие наши предприятия (и даже целые отрасли) годами работают в режиме отрицательной рентабельности.

Как бы мы ни боялись социальных потрясений, Беларусь уже не может себе позволить балласт в виде большого количества устойчиво убыточных предприятий. Именно они являются «черной дырой», поглощающей ресурсы нашего государства и создающей цепочку неплатежей. На 1 марта 2015 года просроченная дебиторская задолженность достигла Br49,3 трлн., или 21,1% от общего объема «дебиторки». За январь-февраль плохие долги контрагентов увеличились на 21,9%, в том числе за февраль – на 8,7%.

Примечательно, что просроченная кредиторская задолженность на 1.03.2015 года составила заметно меньшую сумму – Br45,2 трлн. Вот только на фоне опережающего роста проблемной «дебиторки» платежная дисциплина попавших в статистику организаций стала дополнительным фактором ухудшения их финансовых показателей.

Верхи хотят…

Как утолить финансовый голод? Решить проблему за счет усиленного банковского кредитования, в т.ч. его эмиссионной составляющей, похоже, уже не получится. Прирост требований банков к экономике за первые два месяца года на 10,4% –также не более чем следствие девальвационного скачка. Уже в феврале к январю требования снизились на 1,7%, или Br6,7 трлн. В марте средняя процентная ставка по новым банковским кредитам в рублях для юрлиц на срок до 1 года подпрыгнула до 42,5% годовых, в СКВ – до 10,2%.

Тактические решения властей верны. Напомним, в начале года белорусский Премьер-министр Андрей Кобяков заявил о том, что правительство для оказания всесторонней поддержки выбрало 30 предприятий, формирующих около 20% промышленного производства страны. Им было обещано в том числе банковское финансирование. Выбор объектов поддержки представляется верным с учетом значимости белорусской промышленности для формирования ВВП страны. Оставшиеся на плаву гиганты должны поддержать цепочку платежей в рамках промышленной кооперации между сотнями белорусских предприятий. Но это лишь краткосрочная мера. Что дальше?

Причины экономического кризиса и плачевного финансового положения многих предприятий понятны: подвели традиционные рынки сбыта. Обвальная девальвация валют России и Украины в конце прошлого – начале текущего года сделала нерентабельными продажи многих белорусских товаров в этих странах. Не были своевременно диверсифицированы каналы продаж, а цена на товары вследствие их высокой себестоимости не содержала достаточного запаса прочности по добавленной стоимости.

В средне- и долгосрочной перспективе единственным выходом представляется структурная трансформация экономики: отказ от развития бесперспективных отраслей, а также продажа низкорентабельных и убыточных предприятий новым, эффективным собственникам. В основном это касается государственных организаций, многие из которые даже с учетом финансовой поддержки, преференций и протекционизма не демонстрируют жизнеспособность.

…а низы – могут

В неустойчивости финансовых показателей повинны не только макроэкономические перекосы. Многое зависит от умения топ-менеджеров предприятий вовремя скорректировать стратегию развития в зависимости от состояния рынка. По мнению кандидата экономических наук, генерального директора Центра бизнес-развития Наума Каца, изменение условий можно изобразить в виде синусоиды управления.

Первому этапу синусоиды соответствует период конъюнктурного роста, какой у нас наблюдался вплоть до 2008 года. Мировой ВВП активно рос, высокие цены на энергетическое и другое сырье щедро питали финансами российскую экономику, обеспечивая спрос на импорт, в том числе – белорусских товаров и услуг.

Но грянувший в 2008-2009 гг. мировой финансово-экономический кризис, а также последовавшая череда кризисных явлений на постсоветском пространстве, развернули синусоиду управления вниз. Второй ее этап характеризует нынешнюю макроэкономическую ситуацию, когда предложение опередило спрос, цены перестали расти, а кое-где начали снижаться.

На этом этапе резко возросла роль ценовой конкурентоспособности, тогда как фактором выживания стало умение работать с издержками. А этого не хватает многим белорусским топ-менеджерам, не только государственных предприятий, но и частных.

Конечной целью подобной реформы управления становится выход на третий этап синусоиды, когда компания возвращается на устойчивое развитие и положительный финансовый результат даже в условиях неблагоприятной конъюнктуры.

Передышка

Воспрянувшая после длительного падения нефть и частичная деэскалация обстановки на востоке Украины позволила российскому рублю отыграть часть потерянных позиций по отношению к другим валютам. С середины декабря прошлого года, после достижения многолетнего минимума, российский рубль почти полностью восстановился к белорусскому. Это разблокировало поставки многих наших товаров и услуг в Россию, и, вероятно, несколько выровняет финансовые показатели в целом по экономике.

Рано пока говорить о стабилизации второго важнейшего для нас рынка сбыта – украинского. Правительство Арсения Яценюка объявило о масштабных реформах, однако сложно сказать, как скоро они приведут к стабилизации экономики Украины, тем более не понятно, когда наступит полноценный мир и начнут восстанавливаться экономические отношения с Донбассом.

Таким образом, большинство белорусских компаний продолжают ощущать серьезные сложности со сбытом на традиционных рынках, особенно это касается инвестиционной группы товаров.

Государству и многим бизнесменам давно пора по-иному взглянуть на свои активы. Амбиции должны уступить место трезвому расчету, а неэффективные проекты – новым, жизнеспособным.

Полный вариант статьи читайте в свежем номере журнала "Дело", главная тема которого "Ритейл"  

  • Комментарии
Загрузка комментариев...